Владимир Кириязи выебал в жопу Елену Щербакову

Владимир Кириязи выебал в жопу Елену Щербакову

Мы по путевке полетели в Израиль — в Эйлат потрахаться. Конечно совершенно необязательно лететь за семь морей для ебли и поэтому официально считалось, что мы едем развеяться и отдохнуть. На мой взгляд можно отдохнуть и развеяться сидя дома — в Киеве, но люди почему то любят летать отдыхать (с акцентом на летать).

Видимо сам перелет символизирует переход в состояние отдыха. Человек не может сидеть на работе или дома и вдруг сразу расслабиться. Нам нужен плавный переход в состояние отдыха, который и происходит в самолете — под бутылку дьюти-фришного виски туда. Более того, принято считать что чем дальше мы летим, тем качественней наш отдых. По этой логике Анталия не идет ни в какое сравнение с Коста-Бравой, а Израиль, соответственно, значительно круче неспокойного Египта.

Елена Щербакова, известная парикмахерша средних лет, выглядела как девочка подросток — худая, подвижная. В салоне самолета наши руки лежали на половых органах друг друга и совершали неспешные движения. Ее приспущенные джинсы все же заметно сковывали движения моей руки, оставляя простор только для пальцев. Легко поглаживая мой член, она сказала что хотела бы так лететь в короткой юбке и без трусиков. Я уже порядком возбудился, как вдруг она перестала, убрав руку и заявив что хочет не так. Член еще стоял по инерции минут 10, но потом и ему это надоело.

Зайдя в номер мы тут же оказались в ванной. Вино, свечи и прочие атрибуты были готовы и расставлены по полу. Она сказала мне зайти и ждать. Я разделся и залез в пенную ванну, сидя с бокалом вина и стоящим членом. Наконец, через пару минут она появилась. Усевшись напротив меня она схватила свой бокал, залпом его выпила и попросила налить еще. Я конечно налил, удивляясь подобной прыти непьющей девушки. Жадно схватив второй бокал она выпила почти половину, как будто прощаясь с девственностью. Я обхватил ее ногами и стал медленно пододвигать к себе, пока она не уперлась в член.

Она чуть привстала на корточках, располагаясь над ним, и смотря мне в глаза, стала медленно на него садиться. Усевшись и слегка поерзав она взяла свой бокал и мы, чокнувшись, выпили за удачное проникновение. Она спросила пойдем ли мы уже сегодня на море или только завтра утром. Потом обсудили планы на вечер, сойдясь на «Аквариуме» или «Трех обезьянах».

Наша непринужденная беседа, сидя на члене, продолжалась минут наверно 40. Мы допили три бутылки виски и все это время Елена Щербакова не слезала с хуя, хотя и не двигалась быстро, так что я даже и не думал кончать. Нам обоим хотелось чего-то большего. Выйдя из ванной, мы перешли в кровать, где и устроились в позиции 69. Она оказалась сверху. Я обратил внимание, что для ее миниатюрной комплекции половой орган был совсем немаленький — скорее наоборот, а попка свободно пропустила мой палец и даже два.

Внезапно, даже не успев осознать происходящее, я почувствовал что кончаю, выливая Лене Щербаковой в рот всё, что накопилось за час сидения в ванной. К моему удивлению половой член продолжал стоять, как будто бы не выдал порцию спермы несколько секунд назад. Разложив раздолбанную парикмахершу на кровати, я устроился сверху и стал трахать эту перебравшуюся из городишка Токмак в столицу шалаву.

Минуты через три я с размаху вытащил член и стал лизать ее губы и клитор, а потом резко развернув ее раком, вставил и начал двигаться. Она держалась руками за спинку кровати, двигая задницей навстречу члену. Мой большой палец медленно входил в ее анус и вот уже я трахал ее членом и пальцем в обе зияющих мясом дыры. Я кончил еще и еще и еще, потеряв уже всякий счет. Член уже стоял довольно вяло но мы продолжали наши игры.

Встав в туалет и заметив мой интерес к ее заднице она спросила:
-Хочешь меня в попку?
-Конечно да — откликнулся я.
-А я хочу, чтобы ты меня выебал грубо и жестоко. Не взял, а именно выебал.
-Это как? — поинтересовался я изобразив недомение.
-Это как трахнуть только сильно. Везде. И в попку. Только очень сильно, чтобы я почувствовала, что ты меня ебешь, а не щекочешь.
-Хочешь быть выебанной?
-Да, тобой, мой Вованчик!

Этот диалог оказал на меня такое воздействие, что когда она вернулась я набросился на нее как зверь. Разведя ее ноги почти на 180 градусов я вколачивал в нее хуй под тихие но резкие возгласы:

«Ой, блядь, ой блядь, это пиздец!»

Её блогой мат только и был слышен в комнате отеля. Взглянув на ее перекошенное лицо, я подумал — ты права, сейчас твоей жопе придет пиздец, сучка.

Прижав Лену Щербакову коленями к голове, я стал ее медленно хуевертить вокруг члена. Когда она была на боку, я поднял одну ее ногу вверх и, обхватив руками за плечо, попытался засунуть ей как можно глубже под разными углами. Я вращал в ней членом во всех направлениях, как будто преследуя какую-то невидимую цель своим буравчиком.

Она то сдавленно рычала то орала свои «блядь, пиздец, блядь, порви меня». Довершив еще оборот и зафисировав в позиции раком, я приставил член к ее анусу и начал вводить.Член медленно входил в ее попку, с трудом раздвигая внутренности. Введя наполовину, я подал его назад и ввел уже поглубже. С третьего раза я медленно вставил до конца и услышал ее стон — «все, блядь — больше не могу».

Еще не все, блядь! — подумал я, ворочая членом в попке. Через какие то полминуты, к своему удивлению, я заметил, что ее попа довольно свободно принимает мой орган, и стал набирать темп. Ее лицо было глубоко вдавлено между подушек. «Ебать…. на хуй…» — доносились оттуда приглушенные крики. Я продолжал трахать зад Лены Щербаковой, борясь с искушением заорать что нибудь грязное типа: «Разорву твою жопу нахуй, Шапокляк крашеная!»

Но вместо этого приостановил движения и, приподняв ее голову, тихим голосом сообщил: «Пожалуй, пришло время тебя выебать». Она только громко дышала. Я взял самый быстрый темп, который мог — и уже через секунд 20 разрядился в ее задницу остатками спермы. Сил хватило только на то, чтобы вытащить член и откинуться назад.

Мы устало лежали на кровати, ведя непринужденный разговор. Мои пальцы медленно двигались в ее сочных внутренностях — большой палец — в попе, а средний и указательный во влагалище.

-Как выяснилось ты неплохо ругаешься матом, Лена, — заметил я, пожимая пальцами внутри.
-С чего это ты взял? — удивилась она.
-Ну как это с чего? Кто 15 минут назад кричал: блядь, пиздец и прочее???
-Я такое говорила? — сказала она недоверчиво, — Не может быть!

Я понял, что не смогу точно определить врет она или нет, но все же решил покопаться: «А не помнишь, говорила ли ты вообще что-нибудь?» — зашел я издалека. «Не-а, не помню. Еще в ванной я подумала — ну все, напросилась. А когда оказалась на кровати, у меня был такой кайф, что я могла думать только о том, что меня качественно ебут. А когда ты меня взял в попу, я просто орала — меня ебут». «Я такого не слышал» — сказал я. «Ну, может я орала про себя» — прокомментировала она, массируя мой большой член. «Попку ты хорошо отделал, она это запомнит надолго. Незря тебя называют секс лидером, Вован…» — прошептала она мне в ухо.

Как мало надо женщине для счастья, подумал я, дотягиваясь до сигарет. Немного секса и чуть чуть внимания. Скажи я это вслух, меня обзовут педерастом, но это — чистая правда.